Референдум в Турции должен наконец растормошить Германию

Более 60 процентов турок, живущих в Германии и которые приняли участие в турецком референдуме, проголосовали за расширение полномочий Эрдогана. ФРГ должна осмыслить этот факт, считает Инес Поль.

Нет, этот исход референдума в Турции получен нелегитимным путем. Тот, кто заключает в тюрьму оппозиционных политиков, запрещает проводить избирательную кампанию политическим оппонентам и закрывает рот журналистам, не может претендовать на демократическую легитимность.
И поскольку Реджеп Тайип Эрдоган (президент Турции — Ред.) вел себя именно таким образом и при этом — согласно официальным данным — выиграл лишь с небольшим перевесом в голосах, получается, что голосование относительно будущей полноты власти турецкого президента является результатом не свободного волеизъявления, а насильственным поглощением демократического государства.

Свободное волеизъявление в Германии

В Германии же ситуация была иной. Около полутора миллиона граждан Турции, проживающих в ФРГ, имели свободный доступ к информации. Агитацию в рамках предреферендумной кампании проводили все основные турецкие политические силы, свобода слова не ограничивалась, а тот, кто критиковал Эрдогана, не боялся того, что окажется за решеткой.

Тем не менее, более 63 процента тех, кто принял участие в голосовании в Германии, поддержали предложенные Эрдоганом конституционные изменения. В абсолютных цифрах это около 450 тысяч человек.
И этот факт должен растормошить Германию. При этом не имеет значения, что здесь проголосовала только половина избирателей-турок, а в Австрии, например, поддержка Эрдогана оказалась выше. Если так много людей, которые живут в Германии, поддерживают человека, который, среди прочего, намерен ввести смертную казнь, то их интеграция, несмотря на все успехи, имела сбои.

Для того, чтобы дойти правильных выводов из этой ситуации, Германия должна быть честной перед собой. Политические силы и гражданское общество должны признать свои упущения. Конечно, в нынешний год выборов это представляет определенную угрозу, ведь популистские дебаты о двойном гражданстве и фантазии о выдворении из страны приводят только к тому, что играют на руку популистам из партии «Альтернатива для Германии».

Германия также не сможет опираться на конструктивные замечания Брюсселя. Бурные реакции следующего за референдумом дня и более поздние угрозы окончательно прекратить переговоры о вступлении Турции в ЕС выглядят беспомощными и смешными. Наоборот: как раз эта многолетняя тяжба туда-сюда дала многим туркам ощущение, что на самом деле в ЕС видеть не хотят, и в конце концов побудила Эрдогана к тому, чтобы продемонстрировать силу и власть, проводя откровенный антиевропейский курс.

Евросоюз должен, наконец, четко определиться: если Турцию не хотят иметь полноценным членом, об этом нужно сказать откровенно и искать других путей для сотрудничества.

Турции же в первую очередь нужны экономические связи с Европой. И это Эрдоган понимает. Ведь свое влияние он получил благодаря успешной экономической политике в прошлые годы. Но звезда Эрдогана быстро погаснет, если нынешний экономический спад Турции и дальше будет продолжаться такими темпами. В стране уже наблюдается инфляция на уровне более 11 процентов, а уровень безработицы составляет 13 процентов, что является рекордным показателем за последние семь лет.

Германия должна быть в состоянии самостоятельно решить проблему с «немецкими» сторонниками Эрдогана. Она должна сознательно позиционировать себя как страна эмигрантов — но не с пустыми разговорами о доминирующую культуру и мультикультурность, а с отстаиванием демократических конституционных принципов. Принципов того, что тот, кто живет в Германии, признает запрет детских браков и преступность убийств «око за око, зуб за зуб». Принципа равноправия, который касается не только женщин, но и гомосексуалов. Того принципа, что Основной закон является высшим законом и одним законом для всех — и это не обсуждается.

Популистам же для успеха в Германии нужна неопределенная ситуация. Им нужно питать страхи, чтобы потом играть роль единственного спасителя от них. До этих соревнований не стоит приобщаться, поскольку в конце концов — по крайней мере в нашем обществе, которое находится в постоянном напряжении, — всегда выигрывает тот, кто кричит громче всех. Поэтому сейчас особенно востребованы те три миллиона турок, которые или уже не имеют турецкого паспорта или откровенно выступают против антидемократического курса Эрдогана.

Они нужны для возведения мостов между турецкими общинами и немецким большинством, которая требует сейчас тщательного анализа того, почему так много турков оказались дезориентированными. В то же время Германия должна выкристаллизовать свои интеграционные успехи прошлых лет и взять их за модель решения сегодняшней ситуации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *